Людмила Васильевна Копытова: Трудиться, значит жить

Изображение

Сегодня мы повстречались еще с одним удивительным человеком — Людмилой Васильевной Копытовой. Человеком, для которого возраст – это лишь цифры. А жизнь – это тогда только жизнь, когда в ней есть работа. Трудилась Людмила Васильевна всю свою жизнь, и сейчас не сидит без дела, является председателем ПВО РЭБ флота ПГО и активистом Совета Ветеранов Колпашевского района.

Учиться надо

Родилась я в Колпашево в 1936 году. Здесь росла и училась. Закончив школу в 1953 году, поехала поступать в Новосибирск. У нас в городе учиться было тогда еще негде, да и информация о дальнейшем послешкольном обучении практически отсутствовала. Сами понимаете, послевоенные годы. Страна только начала вставать с колен. Почему пошла учиться дальше – у нас погиб папа. Погиб на работе, а работал он на первой в Колпашево буровой, которая была построена в 1949 году. При переезде буровой в Тегульдет он погиб. Ему было всего 39 лет. Нас у мамы осталось трое. Я в седьмом классе, старшая сестра в тот момент училась в девятом, младшая в четвертом. Планировали всей семьей переезжать за отцом в Тегульдет, но случилась эта трагедия, и мы остались в Колпашево. Доучилась и поехала, как уже сказала, поступать. Сначала хотела в авиационный техникум, но не прошла. Преимущественно туда парни набирались, да и конкурс побольше был. Собрались девчонками, поехали в Кривощеково, там радиотехнический – опоздали. Нам посоветовали поехать в Новосибирский индустриальный техникум, там еще шел добор. Пошла я на силикатчика. Документы принимал сам директор, желающих была очередь большая. Принял меня и сказал, что к 1 сентября надо уже приехать на учебу. А как успеть съездить домой за теплыми вещами, никак не успеваешь. Тогда колесные пароходы ходили – три дня туда, три – обратно. Первым классом ехали в тепле, это в проходе у мотора. Помощи у тети попросила, она у меня в Кожевниково жила. После поступления перво-наперво поехали мы в колхоз на картошку. После этого с 1 октября начиналась учеба. Училась хорошо, стипендию получала, подрабатывала. Приходилось самой, потому что дома тяжело было. Я училась в Новосибирске, старшая сестра поступила в медицинский институт, младшая еще в школе, мама не работала, так что надо было надеяться только на себя. Закончила в 1957 году, по распределению отправили в Исилькуль Омской области. Не поехать было нельзя, диплом пропадет. Отработала там некоторое время и вернулась домой. А куда идти работать? Так что устроилась не по специальности, позже с мужем приняли нас в РЭБ, но это уже после приезда. На какое-то время мы уезжали в Кемерово, потому что я хотела продолжить свою учебу. Поступила в Кузбасский политехнический институт на химический факультет. Работала в лаборатории, а училась по вечерам. Отучилась год, родился у нас сын. Видимо рождение ребенка ослабило мой организм, и я заболела профзаболеванием. Аллергия у меня была страшная, врач сказал, что надо переводиться из этого города, ведь Кемерово – это город химиков. А мне рекомендованы были тепло и свежий воздух. Дома мы посоветовались и решили уехать в Саратовскую область.

Учили нас быть ответственными

На этом мое образование закончилось. Высшего я так и не получила, но то, как учили нас в техникуме, сейчас уже не учат. Мы изучали науки по учебникам и запомнили на всю жизнь. Было огромным позором, если тебя спросили на работе о чем-то, а ты не знаешь что ответить. Ответственность за знания в своей сфере несли мы сами, поэтому могли аргументировать каждый свой ответ или разъяснение. Уровень образования был очень высоким.

Дожили мы там до 1972 года. Все у нас было: квартира, детский садик, работы и у меня, и у мужа. Случился в тот год неурожай, была жуткая засуха. Засохло все и везде. В магазинах полки пустые, да и у нас все пропало – картошка, помидоры. Вообще все, что было посажено. А как наша семья без картошки зимой? Мы привыкли, что у нас все свое. Вот мы домой и уехали. Не надо нам оказалось ни яблок, ни вишни, ни мяса. Всего этого там конечно было в достатке.

Работа жизни

В 1973 году мы с мужем устроились в РЭБ. Сначала я была нормировщиком, а у нас работал очень грамотный человек в отделе – Смакотин Геннадий Акимович. Он был участником ВОВ, инвалидом войны. Профессионализма и грамотности этому специалисту не занимать. Так получилось, что меня перевели под его начало – в отдел, специалистом по труду и зарплате. Я приняла должность и не знала с чего начать. Обложилась книгами, начала изучать, а он объяснял все только один раз. Если спросить еще раз, начинал нервничать. Так вот чтоб его не третировать, я училась прилежно, так сказать. Надо сказать, что в свои 50 с хвостиком лет он еще учился, получал высшее образование. Так вот, приехав однажды с учебы, он увидел трансфинплан, который я составила в его отсутствие и благополучно защитила в Томском управлении геологоразведки. Сказал: «Теперь я могу спокойно уходить». И ушел. Приняла я должность начальника планового отдела РЭБа, с которой позже и ушла на заслуженный отдых. За годы, проработанные с Геннадием Акимовичем, получено мной было огромное количество практических знаний и умений, очень ему благодарна. Надо сказать, что желающих после его ухода занять эту должность было достаточное количество, потому как я была беспартийная. И занимали, только как приходили, так и уходили – не задерживались. В итоге я с этой должности и на пенсию ушла. В целом в РЭБе проработала 21 год. Начинала нормировщиком, далее специалистом по труду и зарплате, а потом уж начальником планового отдела в течение 8 лет. Дружно мы не только работали, но и отдыхали. Причем отдых всегда был полезным, это и Дни здоровья, и соревнования, и поездки экскурсионные в Томск, Новосибирск, Москву, Питер. Да что говорить, и работать умели, и отдыхать!

Изображение

Жизнь пенсионная

шли мы с мужем на пенсию в начале 90-х. Времена были тогда интересные, но кто хотел жить и работать, тот без дела не сидел. Предложили нам скот откармливать. Не много, не мало по 120 голов брали. Так вот, хозяйство это серьезное держали мы до 2008 года. Работали хорошо, показали, как можно получать привес. У нас своего скота было 12 голов, молоко и мясо сдавали на мясокомбинат. А хозяйство располагалось в Езенгино, так что, это надо было по бездорожью, потом еще на лодке привезти и сдать. Заготовить сено: сложить, привезти, накормить. Мы работали по-настоящему. Девяностые годы проскочили незаметно. Жили отлично. У нас было все. Всегда всем говорю, если нет возможности работать по любой причине, ну сбейтесь вы на этого же поросенка – выкормите, вот и толчок для жизни. Приведу пример. Соседка у нас была страдала алкоголизмом, но случилась с ней однажды «белая горячка» и пришла она в себя. Очнулась от пьянки, купила поросеночка да вырастила, продала мясо и купила двух поросят. Выкормила их, один на откорм, второй уже чистая прибыль. Так она потом квартиру купила, зажила полной жизнью. Вот и говорю, если хочешь жить, то нужно трудиться. Сейчас огромное количество возможностей, нужно только желание человеческое.

А что сейчас?

У нас с мужем три теплицы, два огорода. Без дела не сидим и сейчас. Уже открыли огородный сезон, рассада вовсю зеленеет на окошках, ждет своего часа. Общественную активность не ослабляю. Активно участвуем в ветеранских соревнованиях, организуем встречи, выставки, поздравления. На сегодня в нашей объединенной Первичке (ТГТ, РЭБ, СМУ, ОРС) не так много народу, годы идут, но мы никого не забываем. Когда-то в составе Первички было более трехсот человек, сейчас нет и ста пятидесяти, и тем уже под 90 лет. В этом году ветеранской организации 20 лет исполняется, обязательно соберемся вместе, как в добрые и дружные былые времена.

Как не захочется трудиться после таких слов напутственных, после таких серьезных жизненных примеров! Верно говорят, что движение – это жизнь! Дорогая Людмила Васильевна, спасибо за ваш вдохновляющий рассказ о жизни и труде! Пусть вас и ваших соратников не покидает желание активно жить и работать!

Светлана Кабакова,

Газета «Из первых рук г. Колпашево», 14 апреля 2022 года.

48

Поделиться
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.