Температура
Сейчас:
Завтра:

Мне в жизни всегда люди добрые попадались

Тип статьи:
Авторская

Почему мы часто разговариваем с людьми, умудренными опытом? Да потому что эти знания можно взять только из первых уст. Те дети войны еще помнят своих предков и пращуров, они пока еще могут рассказать нам о себе и своих родных. Пройдет совсем немного времени и помнить мы будем только то, что каким-то образом запечатлено на бумаге или других новомодных носителях. А сегодня мы можем поговорить и услышать все самое настоящее и живое от непосредственного участника событий. Достойно прожитая жизнь – успех и награды, признание и известность, высокий уровень образования и высокая должность? А может это не всегда было самым главным в жизни людей? Именно об этом, да еще о многом другом мы сегодня спросили у нашей собеседницы Валентины Филипповны Селютиной.

Деревня на болоте

Родилась я 17 марта 1941 года в деревне Кузурово Верхнекетского района. Стояла деревня на Кети, а точнее, на болоте близ реки. Когда река разливалось было страшно, вот это бы вам показать. Мама умерла, когда мне был год с небольшим. Родители были ссыльными. Мама из Бурятии из Улан-Удэ, а папка с Алтая. Бабушка моя монголкой была. Так вот, когда нас освободили из-под надзора, не помню какой год был, но только я, оказывается, тоже под надзором была. Отец часто писал письма на Алтай, там ведь братья остались, но ответа не было. Вот, подросла я немного, отец меня в Бийск и отправил родню искать. А денег не было, мачеха не давала. Помогли собраться люди добрые. Уважали меня люди – я, как сверчок крутилась, везде успевала. Где помогу по хозяйству, кому с детьми подсоблю, так и жила. Одевали меня люди и кормили в большинстве тоже. Отец дал денег, соседка 3 рубля, еще кто-то 5 рублей принес. Мне в жизни всегда добрые люди попадались.

Про поиски родни и учебу

Приехала я в Бийск, искала родню, но безуспешно. Помогли мне люди опять, рассказали, что в церковь надо обратиться, потому что родственники отца «божественные» были. В деревню эту на автобусе надо было ехать, а его ждать несколько дней, пока люди не наберутся. Вот, записали меня в очередь, сказали приходить такого-то числа. Да только, как мне вот идти на автобус-то, тут папка и умер. Мачеха написала. А перед этим сон мне плохой приснился, только тогда об этом и говорить нельзя было. А я как чувствовала. Что ж делать, осталась я в Бийске. Искать родню так и не поехала, а надо было. Приютили меня наши деревенские девчонки в общежитии мясокомбината, не так строго вроде было, пустили меня. Спала, когда на кровати, когда на полу. Так вот, ехать некуда, умер папка, так и осталась. Выучилась в ФЗУ (школа фабрично-заводского ученичества) да и работала на мясокомбинате. Все время в сапогах, а там душно, не так как здесь в Сибири. Однажды совсем плохо стало. С давлением к врачу попала, он меня посмотрел и сказал, что надо мне в Сибирь обратно возвращаться, а то всю жизнь мучить давление будет. Вот и вернулась я, да подружка за мною увязалась.

Возвращение в Сибирь

Так и приехали вдвоем в Колпашево. Хотела я в Кузурово возвращаться, да встретила тут наших деревенских женщин. Вот они мне и рассказали, что поселок закрывается, все оттуда уезжают. Надо мол здесь на работу устраиваться. Вернулись мы на вокзал, а там женщина полы моет, вот мы к ней, ночевать надо где-то. Раньше ведь люди другие были, простые. Она нас и пристроила к подруге своей тете Дусе жить на постоянно. Пока чай пили разговорились. Надо же было работу искать. Посоветовали в геофизику сходить, но там нам сказали ждать месяц и приходить после ноябрьских праздников. А этот месяц мы на кирпичнике работали – кирпичи из печи вытаскивали. Тяжелая работа, я заболела тогда, неделю в кровати пролежала. Потом в геофизику устроилась, да долго улететь не могли – погода была нелетная. Да и на кирпичнике нас не рассчитывали, ждали мы. А потом как-то в один день все получилось. Утром рассчитали, а вечером мы на маленьком самолетике в Александровское улетели.

Геофизика, снежки… и жизнь

Не было специальности, ведь не училась я толком. От этого работу выполняла самую тяжелую – косу с другими таскала. Эту косу из проволоки таскали по 10-12 человек. Так и работали. Через год замуж вышла. Интересно так получилось, молодые были, играли в снежки. В меня ком снега попал, а я в ответ кинула, да и попала в одного мужика, да в лицо попала-то. Он ростом маленький, стоял, рот разинувши, я ему и залепила точно в рот. Он за мной погнался, да упала я и головой шибко ударилась. Сотрясение было у меня. Начальству не сказали, нельзя говорить, накажут. Так и отлеживалась, даже в больницу не возили. Да только мужик этот от меня не отстал, как прилип, так мы с ним четверть века почти вместе и прожили. Вот и поиграли в снежки. Еще, однако, в летнюю партию вместе съездили, а потом сын первый родился, так я уж здесь работала в геофизике, в партии больше не ездила. Геофизический трест сильным предприятием был, много разных организаций под ним помогательных существовало. Так вот я в садике работала, потом приборы, косы чинила. А сейчас по этой улице даже не хожу, обидно. Все развалили, а какое было предприятие! Ведь это кафе «Горизонт» мы строили, помню вручную цемент таскали, подъемник изломался. А потом плясала я в оконной раме и частушки пела, да так пела, что начальник выскочил. «Валентина! Селютина! Прекрати, упадешь!» Тут я ему и сказала, что на руках раствор носим, премию бы неплохо дать нам. Он и на это согласился, видать громко я частушки пела, а у них совещание. Так и жили! Весело и дружно! 30 лет я там проработала. Да муж меня «уволил»! Утром на работу собралась, а он и отдал мне трудовую. Сказал, что моя работа его встречать и провожать. Так и закончилась моя трудовая жизнь. Дети уже взрослые были – старший сын в Томске жил, а младший в армии служил.

Дом Ветеранов

5 лет назад я переехала сюда. Сестра настояла на этом, прямо заставила меня заявление написать. Люди по 10-12 лет стояли в очереди, а я 2 с половиной года всего. Первое время привыкала, без огорода жить сложно. А потом ничего, с пятого до первого этажа всегда пешком иду, а уж обратно на лифте еду. Каждое утро на улицу гулять выхожу. Много я квартир за свою жизнь сменила. Сначала в районе Маслозавода, потом в Геологе жили с мужем. Продала я эту квартиру, когда муж умер, а деньги детям раздала. Взяла кредит и купила себе на Песках жилье, а дальше и на Матьянге успела пожить. А уж теперь здесь живу и довольна всем. Всё рядом, отдельная квартира, медик за нами присматривает, внизу магазин, парикмахерская. Чего ж не жить?

Вот такой интересный экскурс в жизнь Валентины Филипповны у нас сегодня получился. И ведь заметьте, жизнь ее не была легкой, но веет от этой истории какой-то честной простотой, свободой и неиссякаемой энергией. Выходит, что статусы и должности не всегда были в жизни людей самым главным. Были времена, когда ценились все профессии, лишь бы человек умел трудиться.

Светлана Кабакова.

Газета «Из первых рук» г. Колпашево. 11.03.2021 г.

114
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.